Корь. К чему готовиться? Личный опыт (Часть I)

По просьбе автора текста, мы не называем ни мест, ни имён. Известно, что случай произошёл в одном из городов Украины.

Мы с мужем приняли решение не делать ребёнку прививку от кори. Как и многие другие родители боялись осложнений после прививки. Считаю, что каждый человек имеет право делать свой собственный выбор в ту или иную сторону.

На моей памяти случай, когда у одной знакомой женщины новорожденный умер после прививки от гепатита В, из-за аллергической реакции. Пугает и то, что всё чаще и чаще в СМИ появляются истории о детях, пострадавших от вакцинации,  рассказывают о случаях аутизма, поражении центральной нервной системы, аллергических реакциях.

Лучше переболеть, чем ребёнок аутист! – делаю я вывод. Но с другой стороны, ведь не обязательно, что после прививки аутизм разовьётся. Это же не закономерность, а единичные случаи (врачи вообще не связывают вакцинацию с развитием аутизма), но вот как представишь, что этой единицей может быть твой ребёнок, становится страшно. С одной стороны вакцина может быть опасной, с другой – полезной. Это как игра в рулетку. Но как показывает практика, шансов на хэппи энд намного больше, чем на печальный исход.

Для нас эта история с болезнью закончилась выздоровлением. Но всего этого могло и не быть – болезни, страданий, потерянных времени и денег, приёма антибиотиков, капельниц, ужасных условий, в которых мы вынужденно оказались. Мы жили с тараканами и без душа, изолированные от внешнего мира. А впрочем, почему бы вам не прочитать мою историю? Я подробно описываю всё, что с нами случилось.

 

Среди американских фермеров гуляла поговорка “Не считай своих детей, пока они не переболеют корью». Жестокая поговорка, но правда в том, что мир уже не тот, и корь современному человеку не кажется страшной болезнью.

Поколение наших мамочек помнило, как тяжело болели дети дифтерией, полиомиелитом, коклюшем, корью. Вакцинировали всех поголовно. Однажды корь удалось победить, эта болезнь ушла в прошлое, как динозавры.

Но корь вернулась. Эпидемии нет, но недалёк тот день, когда её объявят. С начала 2018 года, в марте, сообщалось о шестнадцати тысячах заболевших. Теперь не знаю количество заболевших, каждую неделю прибавляется примерно до тысячи новых случаев. 12 человек с начала года умерли от кори! Прямо какая-то деградация в медицине, возвращаемся в каменный век. Я считала корь давно забытой болезнью, образцы вируса которой хранятся где-нибудь в лабораториях для изучения. Ан нет! Корь не только в Украине и в странах третьего мира, она есть и в Европе и в США.

С 1 января по 16 июня были зарегистрированы случаи кори в 19 штатах. Для кори всё равно – белый или чёрный, богатый или бедный, эта болезнь любит незащищённых людей… Нет зонтика, дождь обязательно вас замочит.

В одном из штатов не так давно подтвердился очередной случай кори, у приезжего ребёнка, который гостил у приёмной семьи на каникулах. Ответственные за эпидемиологическую обстановку так переволновались, что разместили в СМИ перечень мест, где был ребёнок. У них настоящая паника, потому что они знают, что корь чрезвычайно заразна, она распространяется с такой же скоростью, как плесень на продуктах. И большая часть людей в штатах получают вакцины. Кори они боятся сильнее, чем последствий после вакцинации. Хотя бы потому, что в Америке лечение дорогостоящее. Например, проехаться на скорой помощи обойдётся американцу в среднем – от 240 до 2500 долларов, в зависимости от расстояния. И не каждая страховка может покрыть дорогостоящее лечение.

В Украине вылечить больного корью стоит в среднем … около 6 000 грн., если не больше. Вы уже удивились? Давайте посчитаем вместе?

В затраты вошли УЗИ (3 штуки), разнообразные платные анализы, лекарства – антибиотики, антигистаминные препараты, лекарство для капельниц (на 3 дня), противовирусные, витамины, антисептики, всякие мелочи типа перчаток и шприцов, ёмкости для анализов, катетер, системы, бинты, лейкопластыри, рукавицы, отхаркивающие препараты, лекарство для ингаляций, незначительное пожертвование больнице при оформлении – итого у меня получилось 3900, а потом – купи то, купи пятое, десятое – раскраски, карандаши, оплати телефон, привези что-нибудь поесть, потому что в больнице взрослых не кормят, считайте еду на 7 дней, плюс деньги на бензин, или на другой транспорт.

Есть ещё одна причина, почему люди вакцинируются. Корь за 3 дня не вылечишь. Пять дней до высыпания мы провели дома, неделю в больнице и 21 день дома, на карантине. После кори организм очень ослаблен и любой “пчих” будет очередным ударом по неокрепшему иммунитету.

И, наконец, последняя и пожалуй главная причина, по которой люди вакцинируются.

Дело в том, что корь распространяется среди сообщества в стране, где большинство людей не вакцинировано. Те кто получил вакцину, они как правило не болеют корью. Или в лёгкой форме, как это было у меня.

Помимо существенных расходов и самой болезни, есть и другой неприятный момент – нахождение в инфекционной больнице на карантине. Примерно неделю или больше ощущаешь себя узником темницы или особо опасным пациентом, которого временно изолировали от общества. И за пациентами через стеклянное окно палаты, из коридора, периодически наблюдают студенты, словно больные подопытные шимпанзе. Я на это согласие не давала!

Когда я с ребёнком впервые попала в инфекционную больницу, от соседок по палате узнала, что на одном этаже с нами находятся палаты с больными корью. Вот тогда мне стало по-настоящему страшно. Всё это время они пользовались со мной одним коридором и только сейчас я об этом узнаю! Возмущению не было предела. Врачи содержат больных и здоровых на одном этаже! Бардак!

Как только я увидела дежурного врача, поинтересовалась:

-А мы не заболеем корью?

На что она мне отвечает:

– А вы уже мамаша контактировали.

– Как! – живот сжался от страха перед неизвестной мне болезнью.

– А в прямом.

И понимаю, что-то она не договаривает. Я переспрашиваю:

– Так и что? Теперь мы заразимся?

– Ну не обязательно. Вы привиты?

– Нет.

– Плохо. А почему?

Хотелось сказать “Какая разница! Это моё дело – прививаться или нет.” Но я промолчала.

Уже после выписки, дома, я изучала корь по интернету. Высокая температура под 40… сыпь по телу, конъюнктивит…. Вирус кори чрезвычайно заразен. Он может распространяться с потоком воздуха, по вентиляции.

“Ну всё. Приплыли” – думаю я. Остаётся надеяться … на иммунитет. Инкубационный период составляет примерно 10,12 дней, а в некоторых случаях 21 – 28 дней. Меньше всего мне хочется снова возвращаться в инфекционную больницу!

 

Впервые мы попали в детскую инфекционную больницу с диагнозом “ангина”. Я не хотела ехать, но пятый день высокая температура у ребёнка. Это просто обязывает предпринимать меры. Мы живём в комфортных условиях, и оказаться в замкнутом помещении, с незнакомыми людьми, для меня это морально тяжело. Меня с ребёнком определили в маленькую каморку , 18 кв.м., в палату на 7 кроватей: 1 койко-место рассчитано на двоих – маму и ребенка.

Пять коек были заняты – мама с ребёнком, и ещё на двух койках спали студенты – здоровые парни, которым уже жениться пора. Получается 12 человек. Выходит метр с лишним кислорода на одного. Словами не передать, в какой дурдом я попала! В комнате стояла невыносимая духота, баня. Кровати там высокие и узкие, вдвоём едва поместились, кровати не вдоль стены стоят, а поперёк. Сон у меня был поверхностный, я от любого шороха просыпалась, боялась чтобы ребёнок не упал с высокой кровати. И тем не менее,  упал! Два раза. И головой ударился. Я возненавидела эту больницу! Неужели нельзя сделать кровати низкими, с расчётом на то, что на них будут спать маленькие пациенты?

Дышать нечем, на улице жара, почти 30 градусов, окна открываются только 1 раз с утра после кварцевания. Один раз, потому что некоторым мамам дует, сквозняки, хотя ближе всех к окну я и была не против свежего воздуха. Приоткрытое окно категорически не хотели оставлять. Ну что ж, со своим самоваром в чужой монастырь не ходят. Не буду же я спорить с большинством. Когда температуры не было,  я с ребёнком старалась чаще находиться на улице.

Представьте маленькую комнату, полностью укупоренную, как консервную банку, у ребенка от жары и высокой температуры голова мокрая, дышать нечем, все кашляют, больше 10-и человек, едят (запах от продуктов), тут же у них дети на кроватях (на горшках) справляют нужду по-большому, кто-то блюёт. Куда я попала?

Дети стоят на ушах, все громко говорят, без конца ходят к соседкам посетители. Итак дышать нечем, приходят толпой – мамочка, муж, подруги. Сидят по пол дня в палате и во время разговоров разглядывают пациентов. Студент выкидывает несмешные пошлые шутки. У другого студента носки невероятно благоухающие. Он громко храпит, как заведённый трактор.

В больнице кормят только деток, и мам, у которых детям нет 3-х лет. Пока на тему еды не заговорила, мне не предлагали. А когда заговорила, не сразу дали, сначала сказали, не положено!

Насыпают в миску совсем немного, только чтобы дно тарелки закрыть, для приличия. Какое-то варево с одиноко плавающей картошкой и изредка встречающейся морковкой. Вместо хлеба – сухарик, который я крошила в супчик.  Если не супчик, то манная кашка – излюбленное блюдо этой больницы. На воде. Еду мне муж привозил, но ела я в основном на улице. Кусок в горло не лезет, когда на соседней кровати кто-то из детей справляет нужду.

Иногда голод оказывался сильнее моих “не могу”. Я выбирала моменты и заправлялась едой. Считаю, что можно сделать хорошо-проветриваемую столовую. И персоналу приятно, не нужно бегать по этажам с тарелками в каждую палату. А потом ещё пол дня по этажам бегают, собирают грязные тарелки и ругаются на пациентов, как-будто мы им осложняем жизнь.

Что меня ещё возмутило. Какая-то мамаша с горшком не из наших ходила к нам в туалет. Возможно, у неё энтеровирус, а она ходит к нам в туалет с каким-то горшком, как к себе домой.

Через пару дней у меня в животе случился переворот. Я стремительно убежала в туалет и не выходила из него несколько часов. Мне очень хотелось добраться до телефона и сказать мужу, чтобы он меня вызволял отсюда, пока не поздно. Пока мы не все ещё болезни подхватили. Сейчас смешно вспоминать, но тогда было не до смеха.

Я сбежала из этой больницы, как только температура у ребёнка спала до нормальных показателей. Ушла домой долечиваться, как прочем и все.

Ещё будучи в больнице я мысленно жалела больных корью. Они, в отличие от других пациентов, содержатся как мне тогда казалось, в изоляции и не могут выходить из больницы минимум неделю. Представляю, как им несладко. Хорошо, что муж кормил меня. А если мать одиночка? Сирота? Страшно подумать. Видела одну мать-одиночку, приезжую, лежала вместе с больными детьми и сама ходила до аптеки и до магазина за продуктами. Подумайте только, скольких людей она могла заразить. Корь набирает обороты, потому что государство способствует развитию эпидемии. Если бы родителей кормили и предоставляли необходимые лекарства, можно было бы соблюсти карантин, избегать контакта с людьми.

Это не конец истории. Будет продолжение.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*